Немного истории...

1992     Открыто актерское агентство «Макс»
Открыто актерское агентство «Макс». Первым в России частным актерским агентом становится Лариса Исаева

К моменту регистрации агентства “Макс” Лариса Исаева, в прошлом ассистент по актерам Студии имени Горького, уже известна как сопродюсер (в партнерстве с Галиной Боголюбовой) театрального агентства “БОГИС” . “БОГИС” одним из первых занялся антрепризной деятельностью. Боголюбова с Исаевой сделали ставку не на бульварные опусы для энергичного “чеса”, а на арт-проекты в расчете на публику с образованием, запросами и деньгами . Репутацию элитарного агентства “БОГИС” заработал, коммерческого успеха не имел (билет стоил в среднем 50 долларов, но спектакли играли в залах на 50–100 мест) и в 1993 г. был закрыт.

Первые два года жизни “Макс” проведет на “Новослободской” в квартире самой Исаевой. Свое агентство она начнет создавать по западным образцам, игнорируя иронию многих коллег, полагающих, что ее идея бесперспективна, потому что нашему кинематографу такие структуры без надобности: мол, всем вполне достаточно актерской картотеки, и платить десятипроцентные отчисления агенту никто не будет.

Однако в действительности к тому времени все будет обстоять иначе: мертвые картотеки, безработные штатные студийные актеры, сидящие на символическом подаянии — простойных. Силой, которая необходима и которая помогла бы актерам выстраивать карьеру (искать им работу, консультировать, убеждать отказаться от одного в пользу второго и т. д.), Исаева и посчитает свой “Макс”. Ее первыми клиентами станут Александр Балуев и Татьяна Лютаева.

Затем в “Макс” придут Сергей Маковецкий, Дмитрий Певцов, Ольга Дроздова, Владимир Стеклов, Всеволод Ларионов, Евдокия Германова, Анна Каменкова, Виктория Толстоганова и др. Теперь каждый, кто пожелает использовать творческие возможности этих актеров, обязан будет подписать с “Максом” договор, которым регламентируются сроки производства, условия работы и размер оплаты. Жесткость договора по форме “Макса” многие продюсеры будут считать чрезмерной даже десятилетие спустя, а для начала 1990-х гг. условия Исаевой просто немыслимы. Например, актер получает все оговоренные деньги до окончания своей работы: часть суммы авансом, оставшуюся часть — в процессе, но обязательно до завершения съемочного периода. Производство может заморозиться, прекратиться — актер должен быть максимально защищен от финансового риска. При этом ответственность за возможную недобросовестность самого актера несет его агент: он платит продюсеру неустойку, он же штрафует актера или отказывается впоследствии с ним работать .

Спустя четыре года скитаний по разным углам агентство Исаевой найдет приют на Новинском бульваре в офисе компании “Омен” (генеральный директор — Рауф Атамалибеков). Это приведет к созданию в октябре 1997 г. холдинга UMP (United Multimedia Project), в который войдут звукозаписывающая студия Атамалибекова и актерское агентство Исаевой, с открытым представительством в Лос-Анджелесе .

Американское представительство не распахнет для “Макса” окно с видом на Голливудские холмы, но все же поездка в Лос-Анджелес в сентябре 1997 г. поможет Исаевой установить много полезных контактов, свести знакомство с кастинг-директорами, актерскими менеджерами, юристами, агентами; увидеть в действии сам механизм американских отношений “актер — агент”, где второй определяет статус первого, и запомнить местную мудрость: “если ты неинтересен агенту, значит ты — неинтересный актер”.

Конкуренты у “Макса” появятся не сразу: только в 1996 г. появятся “Арт-агентство” Алены Чухрай и агентство “Кроно”, которое откроют Наталья Лященко и Татьяна Максакова, бывшие сотрудницы Исаевой; в 1997 г. будут создано актерское агентство Киностудии имени Горького (на базе студийной картотеки) и “Арт-КИТ” Татьяны Аугшкап. Позже они станут возникать одно за другим: “Психо Дель Арт”, “Брат”, TVM, “Амаркорд” (его организуют выпускники ВГИКа на той же Киностудии имени Горького). В основном все эти вновь образованные структуры будут представлять собой базы данных со случайными фотографиями . Первый агентский зарубежный контракт подпишет именно “Макс”: в 1996 г. Балуев поступит в распоряжение американской кинокомпании “Dreamworks” — как исполнитель роли генерала Кодорова в фильме Мими Ледер Миротворец . В контракте будет предусмотрено, какой авиакомпанией актеру положено летать, где жить и сколько часов работать. Контракт запретит Балуеву в течение работы над фильмом заниматься горными лыжами, ездить на мотоцикле и даже самостоятельно управлять автомобилем. Взамен на бережное отношение к себе в интересах продюсера российский актер получит те же условия работы, что и американские звезды — Джордж Клуни и Николь Кидман .

Через два года та же Ледер снова пригласит Балуева в фильм Столкновение с бездной, где будут заняты Роберт Дювалл, Максимиллиан Шелл, Ванесса Редгрейв, Теа Леони, Элайджа Вуд и где Балуев (случай для американского кино уникальный) исполнит роль положительного русского — астронавта Михаила Тульчинского. В 2000 году он же сыграет в фильме Тэйлора Хакфорда Доказательство жизни с Мэг Райан и Расселом Кроу. Всего же более чем за 10 лет “Макс” заключит около 50 зарубежных контрактов .

Основную конкуренцию “Максу” составит американо-российское агентство “Юнион”, которое создаст 24 декабря 1997 г. актриса Ирина Апексимова — клиентка “Макса”. Президентствуя в “Юнионе”, она сама не откажется от услуг Исаевой, но часть ее коллег перейдет из “Макса” в “Юнион”. Он поначалу выберет себе сходный “формат” актерского бутика, но затем пойдет другим путем — возьмет в оборот молодых неизвестных актеров, а также детей. Через год после открытия “Юнион” выкупит американские акции и получит “чистое” российское подданство. К 2004 г. в картотеке “Юниона” будет значиться около тысячи взрослых и столько же несовершеннолетних актеров .

К концу 1990-х гг., когда кинопроизводство заметно вырастет, а статистика будет утверждать, что только в Москве проживает 10 тысяч профессиональных актеров, на рынок выйдут многочисленные кастинговые агентства (“Ай-кастинг”, “Профи-фильм”, “Фильм-бокс”, “Элит” и др.). Они станут предлагать профессионалов, непрофессионалов, моделей, детей, двойников, этнические типажи, циркачей, каскадеров и проч. А самые крупные звезды уровня Сергея Маковецкого или Олега Меньшикова обзаведутся личными агентами . Несмотря на то, что первоначальный состав актеров изменится почти полностью, “Максу” удастся сохранить репутацию элитного агентства. Исаева будет настаивать на эксклюзивных контрактах, запрещая своим клиентам состоять в других агентствах и обязывая их выплачивать 10 % процентов гонорара даже в том случае, если работу они нашли самостоятельно . Одни проявят недовольство таким положением дел и уйдут. Но другие будут стучаться в дверь и обещать половину заработка, лишь бы Исаева ими занялась. Несмотря на жесткие условия, состоять в “Максе” выгодно — прежде всего, из-за зарубежных контрактов. С иностранными производителями к 2000 г. будут работать все, но у Исаевой — самые серьезные связи, и в надежности ее фирмы сомнений нет . В апреле 2003 года Исаева в целях расширения бизнеса создаст кинокомпанию “Д’ Макс” (совместно с продюсерами Максимом Коростышевским и Вадимом Быркиным). Первым проектом “Д’Макса” станет фильм Дура, который снимет сам Коростышевский, вторым — четырехсерийная авантюрная комедия Лола и Маркиз .

Несмотря на обилие актерских агентов и агентств и стремительно развивающееся кинопроизводство, ситуация, которая сложится на актерском рынке к 2004 г., будет далеко не благополучной: из 10 тысяч актеров задействовано не более 20 %, а первые позиции в журнальных рейтингах зрительских симпатий держат лидеры двадцатилетней давности: Наталья Гундарева, Николай Караченцов, Александр Абдулов. Инерция прежних симпатий сильна, а, кроме того, для большинства участников анкетирования звезды современного кино — это звезды телевизионных сериалов .

Эпоха цивилизованных капиталистических отношений в российском кино началась, но кинематограф как индустрия все еще не функционирует, в том числе и как индустрия звезд. Телевидение руками сериалов щедро прибавляет артистам популярности и способно раскрутить малоизвестное лицо в короткие сроки, но уличная узнаваемость как высшее выражение этой популярности не делает из ее обладателя звезду. Критерий прост: не существует артистов, способных в одиночку привести зрителя в зал и гарантировать сборы. Зритель все еще не готов заплатить деньги за билет, чтобы посмотреть на актера А или Б, не обращая внимания на все прочие составляющие проекта. И отдельные исключения только подтверждают правило. Продюсеры, которые стремятся привлекать в свои проекты звезд, по большому счету занимаются благотворительностью: гонорар известного артиста в 2004 г. может доходить до 5 тысяч у.е. за смену и выше , но прямой зависимости между участием этого артиста в проекте и кассовыми сборами фильма нет.

Елена СЛАТИНА
 Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст. Т. VI. СПб, Сеанс, 2004